Вера Зубарева. В изломанном пространстве

Вера Зубарева. В изломанном пространстве

В октябре 2011 г. в серии 32 ПОЛОСЫ вышла поэтическая книжка Веры Зубаревой (Филадельфия, США)  «В изломанном пространстве». Аннотацией к ней послужил фрагмент предисловия Беллы Ахмадулиной к первому стихотворному сборнику Веры

Издательство "Нюанс", Таганрог

ISBN 978-5-98517-099-3

                              _________________________________________________________

                                        

  Стихи из  книжки «В изломанном пространстве»

* * *

Последний час,
Который отдан солнцу.
Оно уже не проникает вглубь,
Оно на верхних этажах, на кронах,
Само, как плоскость, –
Светлый плоский диск.
Объём огня потерян до заката.
Потерян так, как будто бы сто лет
До потрясенья солнцем,
До возврата
Мазка – в явленье, а штриха – в предмет.
Объёмы сумерек, объёмы ожиданья…
И расплылось в раздумьях мирозданье,
И не найти связующую нить.
И ядовито потемнели шторы,
Чтоб сразу за вопросом: «Час который?»
Незыблемое в зыбкое сманить.

* * *

Ночь в безмолвном предместье, как кома.
Чуть ворочает лес языком.
В мертвой части запавшего дома,
Будто это не я за окном.
Бродит в кране сознанье, решая
Бытия надоевший вопрос.
Три недели, как после лишая
У луны не осталось волос.
Кто – то хочет пробиться снаружи,
Из Вселенной – в утопленность клумб.
Но дома, точно старые ружья,
В звезды целятся дулами труб.
Кто стремился быть в роли посланца –
Покружил между звезд и – иссяк.
Никому в эту жизнь не пробраться
Ни по небу, ни мыслью, никак.

* * *

Ночи чёрная клетка.
Лампы белая латка.
Ход секундною стрелкой
По шахматной доске циферблата.
Жизни опять не спится.
И размышляю с ней я:
С кем там партию блицем
Снова играет время?
День мой был прост как голубь.
Сон не пришёл с повинной.
Неразливайка – прорубь
Манит мыслью змеиной.
Не промахнуться лишь бы.
Выдохну: «Аллилуйя!»
И окуну в ней трижды
Перо, что в руке воркует.

* * *

Она будит меня, шепчет.
Я за нею пишу, засыпаю.
А по комнате бродит вечность
Неприкаянная, слепая.
Так и бродят они вместе,
Их приход не дано разгадать мне,
И подносит она месяц
К побелевшей моей тетради.
Разобрать пытается почерк.
Хлещет ветер наотмашь ветками.
Снова шепчет. Чего она хочет?
Я пишу с закрытыми веками.
Сон – как будто в сознанье провалы
С пробуждения краткой ремиссией.
Видно, что – то не досказала
Перед тем, как покинуть мир сей.

* * *

Дети не знают,
Что происходит глубокой ночью,
Куда летишь вместе с городом
Под разрывы оставшихся связей
Со скоростью темени,
Относительно которой всё прочее
Измеряется по ту сторону
Человеческой фантазии.
Видишь то, что раньше было не велено,
Когда зажмуривался, в надежде подсмотреть,
Что происходит в момент её наступления,
Как из жизни пытаются подглядывать в смерть.
А теперь вот закрыть бы глаза, чтобы миновало
Это зрелище опрокинутых в безмолвие мыслей,
Где собственное одинокое начало
Пребывает, заглушённое до пианиссимо.
Где эта не придуманная никем колыбельная
Для ума, который давно всё уже понял?
Кто бы так сумел нашептать: «Не велено!»,
Чтоб уснуть, лишившись собственной воли?
Как укрыться под то спасительное одеяло,
Под которым никаких разногласий с душою,
И превратиться в прежнее малое,
Просто и радостно вливающееся в большое?

© 2017 Вера Зубарева